Главная Макар Календарь Архив Аудиоархив Галерея Фотоальбом Мои... Книга...

"Я ПРОЙДУ ПО ТОЙ РЕКЕ"

Прочел рукопись одного рассказа писателя-эмигранта - и согласился иллюстрировать его книгу, выходящую в России. Побывал на выставке Марка Шагала в Витебске - и написал стихи, ставшие песней. А потом собрал воедино свои рисунки, стихи, рассказы - вышла книга "Монологи межсезонья", оформленная им же, Александром Макаренковым. Сочинял песни, пряча их в ящик письменного стола, а сам пел под гитару сочиненное Визбором, Окуджавой... Как-то на Ульяновском фестивале авторской песни иполнил собственную вещь - и поделил лауреатство с Максимом Хмызовым из Волгограда.

... Александр вышел на сцену музыкальной школы своего родного города Сафоново, держа в руках гитару. Должна сказать, забегая вперед, не был потрачен впустую тот апрельский вечер, когда мы могли слышать, видеть нашего земляка, задавать ему вопросы и получать ответы. Он много пел. Его песни перемежались с рассказами об увиденном, познанном, оставившим след в душе.

Может быть, я ошибаюсь, а может быть, действительно в родном нашем провинциальном городке не баловало Александра новизной впечатлений, романтикой, познанной им уже после того, как позади остался родной дом, первая средняя школа...

Он пел: "Я пройду по той реке", и мне живо представлялась река его жизни, начавшаяся с неприметного ручейка. Ручеек вбирает в себя потоки, утоляя жажду попробовать все, на что способен. Становясь все сильнее, глубже, ручей неожиданно превращается в реку. Жизнь одних людей можно сравнить в рекой, других - с ручейком, третьих - с болотом. Можно гнить в достатке, сытости... Иной путь выбрал для себя выпускник художественно-графического факультета Смоленского пединститута Александр Макаренков.

О себе он сказал: "Уследить за мной довольно-таки трудно: вчера - Москва, сегодня - Псков, завтра - Витебск или Минск, послезавтра... За плечами фестивали и концерты в Твери, Ульяновске, Могилеве, Клину, Москве, Казани, Электростали, две небольших выставки в Смоленске (живопись, графика); несколько картин и акварелей находятся в частных коллекциях Германии, Великобритании и США. В этом году исполняется пятнадцать лет с того момента, когда я впервые встал на сцену в качестве поющего поэта".

Он сдержал свое обещание и поведал о том, что видел в походах и экспедициях на Центральном Тянь-Шане. Под звуки аккордов пояснил: забавно называть себя композитором, не зная нотной грамоты. "Я не пою песни, я их показываю". Доверительно сообщая об этом заинтересованным слушателям, он рассчитывал, вероятно: что мы не будем слишком взыскательными.

В программу лирического концерта вошел последний репертуар Александра Макаренкова: "Зимой мы тянемся к теплу. Отражения. Мы целуем образа. Перечитывая Бродского. М. А. Врубель, год 1904. Жорж Сёра. Встреча с Шагалом. Хулиганка. Я пройду по той реке..."

Он никого не обличал, не призывал... Проникновенно, без пафоса пел под гитару о розе на столе, стоящей почти столетье (как тут было не вспомнить Михаила Александровича Врубеля), делился мыслями, навеянными произведениями Александра Грина...

Отвечая на вопросы из зала, признавался, что считает современными таких поэтов, как Пастернак, Цветаева, Бродский... Его радует встреча с хорошей книгой, хорошей песней. Не понимает, как можно восторгаться пошлостью, кривлянием с эстрады на потребу невзыскательной публике. Низкопробные поделки - не во вкусе художника и барда Макаренкова. Иные из своих стихов он пишет так, словно создает картину...

		Заплатил бы я за то,
		Заплатил бы я за это, 
		Да червонец - не монета,
		Сто червонце - не пальто.
		Лучше кобальт в небесах.
		Охра светлая - на листьях
		Штампы синие - на письмах.
		Бирюзовый блеск в глазах.
		

А река жизни течет и течет, прибивая лодку странствующего по ней человека то к острову поэзии, то к семейному очагу, то к берегу живописи... И вот уже художник Александр Макаренков иллюстрирует собрание сочинений нашего земляка Бориса Васильева, автора известных повестей "А зори здесь тихие", "Не стреляйте белых лебедей"...

А одну из последних песен автор предложил вниманию читателей газеты.

		Я снова врастаю
                    в последние письма,
		в печальные листья,
                    и голос гитары,
		и - в краски осенние,
                    в странные мысли,
		и - в звук опустевшей
                    к утру стеклотары.
		Мне песни сверчка -
                    деревянные избы
		и то, что когда-то, 
                    увы, потеряли,
		опухшие пальцы
                    измятой Отчизны
		и белые буквы - 
                    на матерьяле
		на красном, на ребрах
                    заката и утра
		начертано под 
                    восклицательным знаком.
		И выдрана с кровью
                    из детства минута,
		и стены вокруг,
		стены наших бараков.
		Обугленных листьев тела - 
                    у забора.
		Я памятью их ощущаю донельзя.
		Засвечена спичка и - 
                    пыхает порох,
		отточены жала
                    предательских лезвий.

		Я день скоротаю
                    за кофе и сыром,
		Я стану зимой
                    после осени краткой.
		Я буду одним из земных пассажиров,
		По жизни скользящим 
                    вперед
                        без оглядки:
		

Т. Гляшова. "Сафоновская правда" N 63 (9739) 6 июня 1995 года

[НАЗАД]

© Александр Макаренков, 2001

© Дизайн и верстка: FoBoS Design, 2001
© Графика: А. Макаренков, Б. Френкель, 2001