Главная Макар Календарь Архив Аудиоархив Галерея Фотоальбом Мои... Книга...

МАКАРЕНКОВ АЛЕКСАНДР.
КОГДА УМИРАЕТ СНЕГ:
РАССКАЗЫ, ПОВЕСТЬ, РИСУНКИ.
184 СТР...

Стилистика короткой прозы Александра Макаренкова легко выдает в ее авторе художника и поэта. Густота языка едва расступается, впуская читателя в глубину повествовательного пространства, так, словно у зрителя появляется возможность видеть полотно насквозь - в причудливых наслоениях нервных мазков кисти. Этот пространственный объем технически создается не только благодаря пристальному вниманию к деталям и подробностям. Система координат, формирующая авторский угол зрения, не ограничивается временем и пространством, она столь же многослойна, как картина, написанная маслом. Подчеркнутую изобразительную рефлексию, которой подвержен художник, выдает уже первый образ в рассказе "Зимняя жара", открывающем книгу. "...Начхать - какими духами ты пользуешься. Томная зелень радужки замыкает на себе твой мир. Вижу только его. Внутри - черный кружок зрачка..." Этот "твой мир", к тому же, виден не только через ее - героини - глаза, но и через глазницы огромных витрин. Кстати, первый рассказ сразу же дает ответ на вопрос, который можно услышать в названии книги - "Когда умирает снег": вовсе не весной, а во время "зимней жары". Зимний зной, "Солнце в дожде", "Колька-американец" и т.д. - контрастный изобразительный режим поэтики Макаренкова дает о себе знать не только в названиях его рассказов, но и на обложке книжки, оформленной самим автором. Между цветом и черно-белым миром не может быть полутонов, между ними прочерчена четкая грань. Точно такая же грань проложена между вчера и сегодня, между утром и днем вечером и ночью, между прошлым и настоящим человеческий жизни. Макаренков - мастер символического события, кажется, случайного, обыденного, выхваченного из вчерашнего дня, но сквозь которое преломляются десятки ранее прозвучавших вопросов. Художника интересует человек в момент своеобразного эмоционального взрыва, когда, кажется, разум отказывается осмысливать происходящее, и остаются чувства, исключительный по плотности сгусток эмоций. Очень часто может быть ощущение невозвратной потери ("Зимняя жара", "Солнце в дожде") или невероятного шага в жизни ("Импринтинг", "Сонатина для Минотавра"). Такие эмоции характерны преимущественно лирическим текстам... Не удивительно, что многие расказы ("REQVIEM", "Совершеннолетие", "Путь к огромному синему зайцу", "Ожидание", "А в Варшаве был дождь. Грибной" и др.) - это почти эссе, прозаические миниатюры. Наиболее полно талант Макаренкова-прозаика проявляет себя в сверхкратких формах. Когда же он берется за большой рассказ, а то и за повесть ("Военкомат"), перо непременно задерживается в многоголосии смыслов повествования. Хотя очень возможно, что это исключительная проблема восприятия - композиции сборника. Вслед за стремительными линиями развития сюжета в короткой прозе сознание читателя медленно "вязнет" в плотном повестийном событийном ряду. В любом случае рассказы Александра Макаренкова - редкий образец литературы, который хочется беспрестанно перечитывать, открывая в ней новые грани, нанесенные рукой опытного художника.

В. Петров.
журнал "Русская Провинция" (№4, 1999)

[НАЗАД]

© Александр Макаренков, 2001

© Дизайн и верстка: FoBoS Design, 2001
© Графика: А. Макаренков, Б. Френкель, 2001