Главная Макар Календарь Архив Аудиоархив Галерея Фотоальбом Мои... Книга...

СВЕРЧОК

 
			Памяти  Андрея Крючкова

Мальчишка-сверчок растревожил мелодией сердце.
В ней осени звуки и признаки русской тоски.
Выводит смычок неизменную музыку детства.
И тихо шуршат волны дальней незримой реки.
Там спит деревенька. У берега - сонные лодки.
Дождутся рассветных лучей - завопят петухи.
И радио выдаст неверную метеосводку.
Сверчку не позволят уснуть ни струна, ни стихи.
Он станет мелодию пробовать, править подолгу.
Он знает, пред кем пребывает навеки в долгу.
Лишь только к полудню отбросит смычок свой на полку
и рухнет, устало промолвив: "Ведь что-то могу…"
Ни зги не видать. Только лошадь сумеет добраться
в тумане, в буране, в осенней российской грязи
туда, где совсем не пристало и петь, и смеяться, 
туда, где смычок не нуждается в ветхости весен и зим.
Мальчишка-сверчок, ты летишь на небесном баркасе.
Сияет везде твоего оперения синь.
Но только теперь твои окна распахнуты настежь.
Ты знаешь, как пахнет седая земная полынь.

II
Начинается кассета.
Тихо песенка звучит
про вопросы без ответов
и про нашу злую жизнь.
Лента крутит крылья листьев,
обнаженные сады.
В отдаленье грянул выстрел:
"Только б не было беды!"
Но цифра, она осталась на обложке.
Немножко нам не хватает доброты.
Так сложно кроить судьбу неосторожно,
возможно не строить, но - сжигать мосты.
И опять не созвонились.
Встреча снова - на потом.
Завертелись, закрутились -
полыхнуло холодком.
Вновь Москва встречает зиму,
снег больничный теребя.
Диски новые в витринах,
только нет на них тебя…
Ведь цифра… Она осталась на обложке.
Немножко нам не хватило доброты.
Так сложно кроить судьбу неосторожно,
возможно не строить, но - сжигать мосты.

III
Умолкают телефоны.
Остаются имена.
Адреса и даты стонут,
И совсем не их вина,
что хозяин только вышел
и вернуться не успел.
Так хотелось, чтобы - выжил.
Только все же не сумел…
Не сумел пробиться в люди.
Да и к Богу. Впрочем, что я?
Стынут рыжики на блюде.
Выпьем, братцы, водки стоя!
За несбывшийся: "Привет!",
за молчанье телефона.
Гулко каркает ворона
про надписанный конверт,
не отправленный когда-то…
Растреклятая та дата
расплескалась по Арбату,
по Неглинке, вдоль Сената,
и на Мойке тоже - дата…
Письма ищут адресата.
Адресата больше нет...
Умолкают телефоны.
Остаются имена.
Дальше! Дальше?
Ни хрена…
 

[НАЗАД]

© Александр Макаренков, 2001

© Дизайн и верстка: FoBoS Design, 2001
© Графика: А. Макаренков, Б. Френкель, 2001